January 14th, 2012

Светлана Бахмина в журнале Psychologies

Оригинал взят у dmitrygololobov в Светлана Бахмина в журнале Psychologies



Четыре с половиной года 42-летняя Светлана Бахмина, бывший юрист компании ЮКОС, провела в заключении. Разлука с детьми и близкими, унижения тюремного быта, ежедневная борьба за то, чтобы оставаться человеком... Наконец, рождение дочери и освобождение в апреле 2009 года. Опыт, к которому она продолжает возвращаться и сегодня.

«Ведь правда я такая, как была?» Думаю, я замучила этим вопросом своих близких

в первые недели после освобождения. Мне-то самой казалось, что это чистая правда, что так все и есть. Вот она я - такая же, как раньше. Абсолютно адекватная, все могу делать, все понимаю, и нет у меня никаких проблем. Переступила порог колонии - и все, как будто и не было этих четырех с половиной лет. И родные со мной соглашались. Наверное, чтобы не расстроить. Потому что только через полгода примерно я начала наконец понимать, что бесследно ничто не проходит. И дело не в том, что я поначалу не знала, как шинко¬вать морковь или с какой стороны подойти к плите на кухне. В тюрьме ведь нет ни привычных кухонь, плит, ни, тем более, ножей. Оказалось, что автомати¬ческие навыки забываются, если их не повторять, но так же легко возвращаются. Тюрьма меняет гораздо более глубокие вещи.
Когда пет возможности каждый день видеть своих детей, побыть одной, просто пройтись по улице, про¬исходит странное замещение. Время и душевные силы переключаются на какую-то ерунду, на то немногое, что все еще доступно. Ты обрастаешь ритуалами, ча¬сто нелепыми, но свято следуешь им каждый день. Особенно если они связаны со свободой, с домом. В СИЗО, например, с утра выдают одни канцелярские ножницы на всю камеру. Зато в СИЗО очень много свободного времени. И женщины умудряются этими ножницами делать и прически, и маникюр... Ни до, ни после своего заключения я никогда не тратила столь¬ко времени на уход за внешностью, сколько тратила его там. Звучит дико, по это так. Конечно, дома у меня есть все необходимые лосьоны, кремы и вообще то, чего не найдешь в тюрьме. Но в СИЗО это ритуал. Ты медленно и печально, минуту за минутой нано¬сишь на лицо этот крем из баночки, которую пере¬дали с воли. И вот уже прошли целых полчаса. Еще полчаса тюрьмы.
В колонии, правда, все иначе. Времени там почти нет, а большая часть душевных сил уходит на то, чтобы оставаться человеком. Многие моменты тюремной жизни не имеют отношения ни к наказанию, ни к пере¬воспитанию. Это просто глумление, и я не понимаю, почему все устроено именно так. Сам факт лишения свободы, он ведь и есть главный. Это очень тяжело для любого человека. Так зачем еще и загонять его в нече¬ловеческие бытовые условия? Вот, например, душ - почему только раз в неделю? А если поймают за «неза¬конным принятием водных процедур» - тех элементар¬ных процедур, без которых женщина просто выжить ire может, - это нарушение режима. И выговор, а значит - крест па перспективе условно-досрочного освобожде¬ния. У нас в колонии просто не было горячей воды. Но было водяное отопление. И горячую воду мы добы¬вали из батарей. Техническую, ржавую - но горячую! Для этого существовали специальные краники. Их пе¬риодически конфисковывали, но мы получали их снова. Официально - чтобы набрать горячей воды для мытья полов (это как раз не возбранялось!). Когда меня в пер¬вый раз привели на эти нелегальные водные процеду-ры... 11у, это был шок, конечно. Представьте: помещение с умывальниками - размером со среднюю московскую кухню. На отряд в сто человек. И мыться надо очень быстро: чтобы за свободное вечернее время, 2-3 часа, успели все сто женщин. К тому же происходит все это тайно. Чем угрожает порядку душ? Какие воспитатель¬ные цели имеет его отсутствие?..
Еще тюрьма - это вынужденность общения. Каждый день, с одними и теми же людьми. Многие из которых кажутся жителями параллельных миров. Я совсем не голубых кровей человек, мама большую часть жизни маляром проработала, папа - сварщиком. И тем не ме-нее не подозревала о существовании большинства таких людей, с которыми встретилась в тюрьме. Они не плохие и не хорошие, просто совсем другие. Как выходит, что мы, живя в соседних квартирах - а мы ведь все изна¬чально из одних и тех же квартир! - оказываемся на-столько разными? Я ire понимаю. Но многим абсолютно неважно и неинтересно то, что важно и интересно мне. Когда в свободные минуты я читала, особенно газеты, которые мне привозили пачками, - меня ставили в ту¬пик их вопросы: «А зачем тебе?» Я не знала, что отве-тить. А ведь среди них есть добрые, искренние люди. Хотя есть и такие, которые уже за чертой. Многие женщины мне помогали, поддерживали меня.
И не было у меня особых конфликтов. Но ни на секун¬ду не покидало ощущение нереальности происходяще¬го. Мне кажется, оно формирует отношения в тюрьме. Если у тебя что-то просят и говорят «я завтра верну», то, конечно же, это значит, что никто никогда тебе ниче¬го не вернет. И даже не подумает, не вспомнит об этом. Там главное - выжить, получить что-то для себя. Цена значения не имеет, подумаешь, какие-то обещания, сло¬ва. Меня потрясало, как эти женщины могли ругаться - вдрызг, такими словами, которых я и не слышала ни¬когда, с кулаками друг на друга кидаясь. А назавтра - обнимались, как лучшие подруги. Может быть, так происходит как раз из-за ощущения этой нереальности. Эта жизнь - она же все равно ненастоящая, даже при том, что никакой другой нет. И я сама себе постоянно напоминала, что сейчас вот это и есть моя жизнь и надо продолжать жить, потому что рано или поздно это за¬кончится и начнется что-то другое. Мой принцип выживания состоял в том, чтобы посто¬янно ставить какие-то маленькие цели. Вот через месяц свидание с мужем - и ты живешь тем, что его ждешь. Главное - не ждать конца срока... В тюрьме, в колонии так все устроено, что ты постоянно должен произносить начало и конец своего срока, это как паспортные дан¬ные: «Бахмина Светлана Петровна, 7-12-04 - 6-6-11». И на всех проверках это нужно повторять. Но повторять не думая. Потому что если вдуматься, как это еще далеко, - можно просто с ума сойти. А вот когда ставишь какие-то мелкие, но очень ясные цели, про остальное получается не думать. Свидание. Потом подаешь жа¬лобу - и ждешь, когда ее рассмотрят. А потом подходит срок, когда можно пода ть заявление на условно-досроч¬ное освобождение. И так каждый раз: конкретная цель, до которой месяц-два, и дожить, в общем, можно. Но, кажется, когда это умение не думать о будущем становится привычкой, атрофируется очень важная способность. На свободе каждая проблема рождает желание действовать. Изменить порядок жизни в коло¬нии ты не в силах. А о жизни на свободе узнаешь от род¬ственников на свиданиях, от адвокатов... и постепенно начинаешь воспринимать ее как нечто, не имеющее к тебе отношения. Ты привыкаешь слишком многое пропускать мимо себя, слишком на многое не обращать внимания. И когда вдруг выходишь на свободу, когда можешь и должен наконец снова сам за себя отвечать... Это не получается. Я чувствовала в себе эту готовность и дальше не думать, забывать, пропускать мимо ушей. Меня спасла моя дочь, Аня. Ей не было и полугода, когда меня освободили. Л маленький ребенок, он орга¬низует жизнь. Некогда впадать в меланхолию и рефлек¬сию, нужно отвечать - за него, а с ним и за себя. Можно, наверное, сказать, что моя дочь спасла меня дважды: меня ведь и освободили во многом из-за ее рождения. Сейчас, почти через три года после освобождения, я, конечно, перестала задаваться вопросом: осталась ли я такой же, какой была. Потом}' что знаю, что измени¬лась. Может быть, я стала мудрее или сильнее. Не знаю. Главное - я поняла, насколько дороги мне люди, кото¬рые остались со мной. Потому что я слишком хорошо теперь знаю, что большая часть семей в такой ситуации, к сожалению, распадается. Оставшиеся на свободе забирают квартиры, детей - и все, жизнь кончается, и конец срока уже не имеет значения: возвращаться некуда. Мой муж прошел через все мои беды вместе со мной и все выдержал. Со мной остались и мои ста¬рые и новые друзья, те, кто поддерживал меня все это время. Люди, которые остаются нам верны, - это самое главное в жизни. И каждый день рядом с ними - самая великая моя ценность»
promo 151151 january 20, 2014 12:38 37
Buy for 100 tokens
Как и обещал пишу про то как мэрия Самары решила пододвинуть алкопродавцов к образовательным учреждениям. Тем более, что Самарское обозрение уже опубликовало сегодня этот анонс))) Итак, 10 декабря 2013 года Глава Самары Д.И. Азаров подписал постановление N1760, регулирующее расстояние между…

Про пофигизм властей, повлекший смерть...

Оригинал взят у denataliya в Про пофигизм властей, повлекший смерть...
Да, все-таки интересная вещь выходит с гибелью Владимира Пшенина на проспекте Ленина. Интересная и печальная одновременно. Вот ведь как оно бывает, да? Ехал человек по своим делам на авто, в своих, наверняка позитивных мыслях. Дома ждали жена и 6-летний ребенок. А тут - бац! Провалился внезапно под асфальт и погиб от разрыва сердца. И вроде никто в этом не виноват - не коммунальные службы, ни МП "Благоустройство", ни районная администрация, ни мэрия города. Трубу прорвало - грунт под асфальтом подмыло. Образовалась яма. Машина туда провалилась. Был человек - нет человека. И никто не виноват. Удивительно...

Следственные органы возбудили уголовное дело. И что? Первый зам руководителя СУ СК РФ по Самарской области Юрий Слива прямым текстом сегодня сказал, что у данного разбирательства НЕТ судебной перспективы. Но даже не это удивительно, а другое.

Беседовала сегодня с Ириной Николаевной Кочуевой. К ней обратилась жена погибшего, на руках которой остался 6-летний сын. Женщина рассказала, что после трагедии НИКТО из представителей мэрии Самары даже самойц элементарной помощи не предложил. Даже не спросил - а есть на что человека похоронить? А есть чем сына кормить? Ведь погиб-то как раз кормилец, который обеспечивал семью. И все прекрасно понимают от чего он погиб - от того, что наши коммунальщики работают раком через колено, от того, что что за 40 лет городские власти не сумели навести порядок на сетях МП "Самараводоканал". Видимо, все были слишком заняты предстоящими выборами. Или своими личными проблемами.

Я искренне надеюсь, что иск, который готовят в этой связи в адрес самарской мэрии, будет удовлетворен. Понятно, что деньги человека не вернут, но это будет хоть какая-то компенсация... И наука на будущее. Нужно приучать городские власти относиться к людям по-человечески. А то привыкли штрафами тысячерублевыми за халатность платить...

нда, не всё в Париже осмотрел я...

Ни катакомбы, ни музей казней не посетил...
Ну, всё ещё спереди)

Жуткие достопримечательности мира






Туристы бывают разные. Ценители классического изобразительного искусства проводят свой отпуск в созерцании шедевров из коллекций известнейших музеев, другие предпочитают поджаривать тело на пляжах или покорять горы, "на которых ещё не бывал". А любителям пощекотать нервы наверняка пригодится следующая подборка достопримечательностей, которые заставляют кровь леденеть в жилах.



1. Музей паталогоанатомии, или Башня сумасшедших

Вена, Австрия






[more] На свете есть десятки музеев, в которых представлены экспонаты не для слабонервных. Кунсткамера, Музей медицинской истории Мюттера в Филадельфии и многие другие. Венский Музей патологоанатомии среди них – самый известный, настоящий памятник патологиям, уродствам, генным мутациям и суровой средневековой медицине. Второе название музея – Башня дураков. В XVIII веке здесь располагался сушасшедший дом; теперь посетителей с крепкими нервами ожидают экспонаты вроде гинекологического кресла из красного дерева, препарированных черепов и мумифицированных голов незаконопослушных граждан, наглядных пособий по венерическим болезням и случаям патологического увеличения гениталий...

К сожалению, особо ценный экспонат – скульптурная группа Лаокоона, который борется со змеями, выполненная из человеческих и звериных костей, – погиб во время бомбёжки.



2. Костнице или Костехранилище.

Седлец, Чехия






Чума оставила немало свидетельств своей беспощадной деятельности. Несколько веков назад немалая часть Европы превратилась в один сплошной некрополь. В тот момент, когда очередное кладбище переполнялось, кости приходилось выкапывать из земли и устраивать импровизированные склады. Во многих провинциальных европейских городках до сих пор подвалы часовен завалены черепами жертв эпидемии.



Костехранилище в Чехии – склад особый, в XVIII веке к разбору "средневекового наследства" подошли с фантазией и безусловным цинизмом. Известный на тот момент резчик по дереву создал для князя Шварценберга дизайн интерьера, сплошь состоявший из костей. Наибольшее впечатление производят стены из аккуратно уложенных черепов, но и герб Шварценбергов, собранный из костей, также мало кого оставит равнодушным.



3. Парижские катакомбы.

Париж. Франция






Казалось бы, парижские катакомбы – проторенная туристическая тропа, никакой мистики и загадочности остаться и в помине не должно. Однако, еще до начала экскурсии в памяти воскреснут романы Виктора Гюго с их подземельями и угнетающей атмосферой. По сложившейся христианской традиции усопших старались хоронить на прилегающей к церкви земле. В начале периода Средневековья католическая церковь всячески поощряла захоронения возле церквей, получая немалые прибыли за отпевание умерших и за места на кладбище. Поэтому христианские кладбища располагались в центре населённых пунктов не только в Париже, но и по всей Европе.



Например, на 7 000 квадратных метрах кладбища Невинных, функционировавшего с XI века, хоронили прихожан из 19 церквей, а также неопознанные трупы. В 1418 году Чёрная смерть или эпидемия бубонной чумы добавила ещё около 50 000 трупов. В 1572 году кладбище вместило тысячи жертв Варфоломеевской ночи. Поскольку к середине XVIII века кладбище стало местом погребения двух миллионов тел, слой захоронения уходил в глубину иногда на 10 метров, уровень земли поднимался более чем на два метра. В одной могиле на разных уровнях могло находиться до 1500 останков разного периода.



4. Концлагерь Аушвиц-Биркенау.

Освенцим, Польша






На территории бывшего лагеря смерти Освенцим, в котором погибли более 4 миллионов человек, создан Государственный музей Аушвиц-Биркенау. Вход в музей – через знаменитый ворота, запечатленные в сотнях военных фильмов. Дальше – кирпичные блоки, в которых содержались узники. В настоящий шок приводят экспозиции, например, вещи, отнятые фашистами у своих жертв. В соседнем лагере Бжезинка нет никаких экспозиций, состояние лагеря оставили неизменным со времен войны.



5. Музей пыток.

Мдина, Мальта






Есть множество знаменитых музеев пыток – в Праге, Гааге, Амстердаме... Однако самым страшным считается музей в городе Мдина, собравший огромную коллекцию гильотин, щипчиков для выдирания ногтей и прочих орудий пыток. К тому же, применение инквизиторского арсенала наглядно демонстрируют натуралистичные, даже слишком натуралистичные восковые фигуры. Горбун-смотритель, чей внешний вид только накаляет атмосферу, проведёт вас мимо человека с вытаращенными от боли глазами, в горло которого заливает кипящее масло злобный инквизитор, или мимо двух сетчатых мешков, в одном из которых сидит человек, а в другом уже белеют кости... По соседству с ними экзекутор вырывает своей жертве язык.



6. Дом Винчестеров.

Сан-Хозе, Калифорния






Об этом доме снято немало фильмов, рассказаны сотни историй. Дом был куплен в 1884 году Сарой Винчестер, наследницей многомилионного состояния семьи Винчестер. В течении 38 лет она занималась перестройкой и расширением дома, не прибегая к услугам профессиональных архитекторов. После смерти своего мужа, Вильяма Винчестера, Сара посетила медиума в Бостоне, который «поообщался с духом ее покойного мужа» и сообщил, что «на семье Сары лежит проклятие тех, кто погиб от высококачественной продукции фирмы Винчестер. И Сара должна двигаться на запад, к закату, и в том месте, которое ей будет указано, остановиться и начать строить дом. Строительство не должно прекращаться; если стук молотков затихнет, миссис Винчестер умрет.»






Дом был построен так, чтобы запутать духов, которые придут по душу миссис Винчестер. Поэтому двери открываются в стены, а лестницы упираются в потолки. Коридоры узки и извилисты. Некоторые двери верхних этажей открываются наружу, другие устроены так, что, миновав пролет, гость может упасть в кухонную раковину этажом ниже или проломить окно, устроенное в полу нижнего этажа. Двери многих ванных комнат прозрачны. В стенах открываются потайные дверцы и окошки, через которые можно незаметно наблюдать за происходящим в соседних комнатах. Все лестницы, кроме одной, составлены из 13 ступеней. Во многих комнатах по 13 окон. Обилие каминов в доме объясняется тем, что, согласно поверью, духи могли входить в дом сквозь каминные трубы.



7. Замок графа Дракулы (Бран).

Трансильвания, Румыния






Этот легендарный замок построен на самом краю страшной пропасти в Карпатских горах. Каменные лестницы и узкие переходы замка ведут в тесные помещения (общее количество комнат – 56), главный дымоход, который при сильном звуке душераздирающе воет, огромная кровать с пологом, на которой, по легенде, хозяин замка высасывал кровь из своих жертв... Короче, всё, как описал более 100 лет назад Брэм Стокер в своём знаменитом "Дракуле".



Нужно ли говорить, что у сказочного Дракулы существует реальный прототип – князь Влад IV Цепеш, или Протыкатель, обожающий любоваться посаженными на кол людьми. Ведущая к замку дорога и сейчас носит название "Дорога заострённых колов".



8. Музей казней.

Фонтен-де-Воклюзе, Париж






ще один музей, входящий в плеяду самых страшных музеев мира. Его основатель знаком с темой не понаслышке – сам служил палачом более десяти лет. В музее собраны инструменты казней всех времен и народов, и если на первый взгляд вам покажется самой страшной огромная гильотина, советую приглядеться – гораздо ужаснее могут оказаться орудия поменьше, совсем незаметные и безобидные на первый взгляд...



9. Долина смерти.

Тибет




Эта тропа лежит поодаль от известного паломнического маршрута вокруг горы Кайлас. Поле Долины смерти усыпано костями – сюда ходят умирать йоги, сюда ходят за озарением, очищением и обретением тайного знания. Вот только возвращаются далеко не все и далеко не в том психическом состоянии, в котором уходили: считается, что в Долине смерти душа проходит своеобразный суд, и грешная или бессмысленная жизнь здесь обрывается.



10. Замок ужасов.

Лондон. Англия






Сделано очень все натуралистично, даже ароматы соответствующие. Отображены реальные исторические события, например, пожар в Лондоне 1666 г. или камеры и инструменты средневековых пыток. Кое-что демонстрируется на посетителях, до известного предела, конечно.

Одно из шоу представляет суд 16 века. Где-то вверху сидят судьи в париках, служительница музея извлекает по очереди из группы туристов "подсудимых" и усаживает на скамью. "Имя?" - "Дэн". "Откуда?" - "Хьюстон" - "Хьюстон? Америка? - Guilty! (виновен)".



11. Музей душ усопших.

Рим. Италия






В ризнице церкви Дель Сакро Куоре (Chiesa del Sacro Cuore) желающие могу посетить маленький музей, в котором собраны доказательства присутствия душ умерших на земле. Чтобы попасть в музей, нужно просить разрешения у местного священника. Однако это чистая формальность - вам почти наверняка откроют таинственную дверь и все покажут. Коллекцию начал собирать в 1912 году настоятель церкви.



Сейчас здесь сотни экспонатов, связанных с привидениями. Есть, к примеру, ночной колпак с отпечатками закопченных пальцев. Это следы прикосновения призрака Луизы ле Сенешель. 7 мая 1873 года покойница явилась под покровом ночи к своему мирно спавшему супругу, несколько раз пребольно ущипнула за нос и мстительно сдернула с него ночной колпак. Так, по мнению вдовца, иногда позволявшего себе вольности, она напомнила о том, что надо соблюдать траур… Вот только фотографии экспонатов проявить еще никому не удалось.



12. "Ворота арестантов" или "Музей пыток".

Гаага. Нидерланды






Амстердамский Музей пыток намного известнее Гаагского. Однако самая страшная экспозиция - именно здесь, в политической столице Нидерландов. На центральной оживленной площади Гааги Бау-тенхоф находится мрачный древний каземат (XIII в.), куда на пытки свозили преступников со всего королевства.

Здесь же вниманию посетителей - рабочий инвентарь экзекуторов. Если в первую же минуту вы не упадете от ужаса в обморок - а такое здесь случается, - музейный гид любезно и очень подробно расскажет, как именно его использовали.



13. Музей Чертей.

Каунас. Литва






Единственный музей мира, в котором восклицание "Тысяча чертей!" будет уместным. Примерно столько чертей, чертовок, чертиков и чертенят здесь и собрано. Музей создали в 1966 году на основе личной коллекции профессора А. Жмуйдзинавичюса. К 1991 году собрано было уже 1742 экспоната.

Черти из керамики, дерева, металлов, кожи, пластмассы и прочих, порой самых экзотических материалов привезены в Каунас из 23 стран. Коллекция постоянно пополняется. Каунасское представительство нечистой силы на сегодня самое большое в мире.