September 28th, 2016

Сверхдоходы и моральные принципы

Прочитал статью, которая фактически является квинтэссенцией семинара, в котором я принимал участие в апреле этого года в Осло.

Просто сравните с Россией. Доходы от нефти и газа у нас больше, но денег нет и завещание держаться. Норвегия же при этом считает неэтичными высокие траты от этих доходов и при этом вполне обеспеченная страна с доступным образованием и здравоохранением. Норвегия не раздает свои деньги странам-сателлитам за моральную поддержку, она инвестирует туда, куда выгодно и не стыдно. И там почему-то нет полковников с миллиардами да чиновников с латифундиями.

Копить нельзя потратить: в Норвегии вопрос использования сверхдоходов упёрся в моральные принципы.

Более 20 лет назад Норвегия начала вкладывать доходы от нефтедобычи в специальный резервный фонд, который к сентябрю 2016 года достиг 882 миллиардов долларов и вдвое превысил ВВП страны. Теперь перед политиками стоит вопрос, как можно потратить неожиданно большую сумму накоплений, но при этом не разбаловать население и не преступить через нормы морали. Об этом сообщает журнал The Economist.

Откуда деньги
Норвежский нефтяной (пенсионный) фонд (Statens pensjonsfond utland, SPU) был создан в 1990 году как стабилизационный резерв для будущих поколений.

Тогда правительство страны начало вкладывать прибыль от нефтедобычи, которая составляет четверть всех доходов Норвегии, в иностранные компании, развивающийся бизнес и облигации. На сегодняшний день ему принадлежат доли более чем в девяти тысячах компаний по всему миру, это более 2% всех зарегистрированных акций на европейской бирже и более 1% во всей мировой экономике. Наибольшую долю фонда составляют акции Nestle, Alphabet, Microsoft и Apple, а также государственные облигации США, Германии и Японии.

На сентябрь 2016 года выручка от инвестиций составила 7,3 триллиона норвежских крон (882 миллиарда долларов), вдвое превысив ВВП страны и сделав норвежский резервный фонд самым большим в мире.

Экономика должна быть экономной
Несмотря на сверхдоходы, деньги из стабилизационного фонда практически не тратились вплоть до начала 2016 года, когда его пришлось «распечатать» из-за резкого снижения цен на нефть. Некоторую часть фонда использовали, чтобы избежать в стране рецессии.

Особенность резервного фонда Норвегии в том, что правительство страны управляет им исходя из принципов бережливости и прозрачности. Любой гражданин может следить за инвестиционным потоком в режиме онлайн. При этом, несмотря на огромный запас денежных средств, бюджетные правила не позволяют правительству тратить из него больше 4% установленного годового дохода. Основной капитал при этом остаётся неприкосновенным.

Как рассказал бывший сотрудник норвежского Минфина Мартин Сканке (Martin Skancke), ранее занимавшийся надзором за деятельностью фонда, доверие к контролю за расходами строится на принципах социального равенства и культурной однородности населения. Экономия средств связана с тем, что многие сельские районы страны ещё помнят бедность, царившую в стране два поколения назад.

Копить нельзя потратить
Как пишет Economist, менталитет норвежцев в последнее время стал изменяться, и граждане страны, из которых 5,2 миллиона человек являются самыми состоятельными людьми в мире, уже не боятся выставлять богатство напоказ. Многие люди младше 50 лет при этом вообще не знают, что страна когда-то прозябала в бедности.

Поэтому некоторая часть граждан начала высказываться за то, что пора бы начать тратить больше денег, накопленных в резервном фонде. Среди инициаторов изменений — антимигрантская «Партия прогресса». Своё требование увеличить расходы из стабфонда она обосновывает тем, что в Норвегию в последнее время прибывает очень много сирийских беженцев, и экономика может не справиться с увеличением населения.

Однако мнение представителей данной партии не может повлиять на финансовые механизмы в стране из-за малой доли представителей в парламенте.

Затянуть ремень за 882 миллиарда
Хотя в начале 2016 в связи с кризисом из резервного фонда пришлось вывести 45 миллиардов крон (около 5,5 миллиардов долларов) на сглаживание рецессии, этот факт нельзя назвать долгосрочным трендом. Но некоторые политические деятели предлагают активнее использовать находящиеся в резерве средства. Об этом рассказал источник, близкий к руководству фонда.

Очень сложно иметь много денег в прикроватной тумбочке, но при этом продолжать затягивать пояса.

Collapse )


Евгений Гонтмахер о стратегии отношений с Западом

Россия пострадает от кризиса на Западе
Экономист Евгений Гонтмахер о неверной внешней стратегии Москвы

Ближайший год будет крайне важным для развития Запада. Меньше двух месяцев осталось до выборов президента США, в апреле следующего года состоятся выборы президента Франции, в августе или сентябре 2017-го немцы изберут новый бундестаг. Во всех этих трех важнейших мировых странах очевидны признаки политического кризиса: в США и Франции на верховные позиции вполне реально претендуют еще недавние маргиналы Дональд Трамп и Марин Ле Пен. В Германии как на дрожжах растет популярность только-только появившейся партии «Альтернатива для Германии» – она уже начинает набирать до 20% на земельных выборах.
Все эти политики и партии бросают открытый вызов сложившемуся в элите представлению о будущем европейской (в широком понимании этого значения) цивилизации. Вместо глобализации они говорят о примате национального интереса, в случае с Францией и Германией – о выходе из Евросоюза. Вместо уважения прав меньшинств (этнических, религиозных, сексуальных) они говорят об угрозе «традиционным ценностям» и допускают откровенно ксенофобские высказывания, которые грозят превратить в реальные дела после прихода к власти. Вместо жесткой позиции по отношению к нынешней российской внешней политике они предлагают считать ее одной из приемлемых разновидностей складывающейся модели международных отношений.

Collapse )

https://www.vedomosti.ru/opinion/articles/2016/09/23/658203-rossiya-krizisa-zapade

ЗЫ: В сухом остатке - от своих Жириновских Запад оправится за счет институтов, а вот осадочек в отношениях останется...