December 9th, 2016

Как Big Data и пара ученых обеспечили победу Трампу и Brexit

В субботу швейцарский журнал Das Magazin опубликовал расследование о том, как технологии персонализированной рекламы в сети Facebook повлияли на итоги выборов в США и референдума о выходе Великобритании из ЕС. Как отмечает немецкий Spiegel, многие журналисты уже стали называть расследование «текстом года». В нем есть все: и новейшие технологии; и универсальное оружие, которое попало из хороших рук в плохие; и ежедневная слежка за каждым из нас; и таинственные заказчики; и превращение из нищего в принца (и наоборот). The Insider публикует полный перевод текста с немецкого языка.

В половине девятого утра 9 ноября Михал Козинский проснулся в цюрихском отеле Sunnehus. 34-летний ученый приехал для того, чтобы выступить в Федеральной высшей технической школе (ETH) с докладом на конференции об опасности Big Data и так называемой «цифровой революции». С подобными лекциями Козинский разъезжает по всему миру: ведь он является ведущим экспертом в психометрии — разделе психологии, основанном на анализе данных. Включив тем утром телевизор он понял: бомба разорвалась. Дональд Трамп избран президентом США, несмотря на все прогнозы социологов.

Козинский долго смотрит новости о триумфе Трампа, о результатах голосования по разным штатам. Он подозревает, что произошедшее как-то связано с его научными разработками. Козинский вздыхает и выключает телевизор.

В тот же день доселе малоизвестная лондонская фирма рассылает пресс-релиз следующего содержания: «Мы поражены тем, что наш революционный подход к основанным на данных коммуникациям внес такой существенный вклад в победу Дональда Трампа». Пресс-релиз подписан неким Александром Джеймсом Эшбернером Никсом. Ему 41 год, он британец и возглавляет компанию Cambridge Analytica. Никс всегда носит костюм, модные роговые очки, а свои светлые волнистые волосы обычно зачесывает назад.

Задумчивый Козинский, прилизанный Никс и широко улыбающийся Трамп — первый сделал цифровую революцию возможной, второй осуществил ее, последний стал благодаря ей победителем.

Насколько опасна Big Data?

Сейчас каждый, кто не жил на Луне последние пять лет, знаком с термином Big Data. Этот термин значит и то, что все, что мы делаем — в интернете или «офлайн» — оставляет цифровой след. Покупка по кредитке, запрос в Google, прогулка со смартфоном в кармане, каждый лайк в соцсети: все это сохраняется. Долгое время никто не мог понять, для чего хорошего могли бы пригодиться эти данные — ну лишь кроме тех случаев, когда в ленте Facebook всплывает реклама средств от гипертонии, потому что недавно мы искали в Google «как понизить давление». Непонятно было и то, чем же является Big Data для человечества — большой опасностью или большим достижением? Но с 9 ноября мы знаем на это ответ. Ведь и за предвыборной кампанией Трампа в интернете, и за кампанией в поддержку Brexit стоит одна и та же компания, исследующая Big Data: Cambridge Analytica и ее директор Александр Никс. Кто хочет понять природу этих голосований (и природу того, что ожидает Европу в ближайшие месяцы), должен начать с примечательного события, произошедшего в 2014 году в британском Кембриджском университете. А именно, на кафедре психометрии Козинского.

Психометрия, которую иногда зовут психографией, представляет собой попытку измерить человеческую личность. В современной психологии стандартом является так называемый «метод океана» (по буквам OCEAN, анаграмму пяти измерений на английском языке). В 1980-е годы два психолога доказали, что каждая черта характера может быть измерена при помощи пяти измерений. Это так называемая «большая пятерка»: открытость (насколько вы готовы к новому?), добросовестность (насколько вы перфекционист?), экстраверсия (как вы относитесь к социуму?), доброжелательность (насколько вы дружелюбны и готовы к сотрудничеству?) и нейротизм (насколько легко вас вывести из себя?) На основе этих измерений можно точно понимать, с каким человеком имеешь дело, в чем его желания и страхи, наконец, как он себя может вести. Проблема была в сборе данных: чтобы что-то понять о человеке, от него требовалось заполнить огромный опросник. Но потом появился интернет, затем Facebook, затем Козинский.

В 2008 году студент из Варшавы Михал Козинский начал новую жизнь: он поступил в престижный английский Кембридж, в Центр психометрии, лабораторию Кэвендиш, самую первую лабораторию по психометрии в мире. Со своими однокурсниками он придумал и запустил приложение для Facebook под названием MyPersonality. Пользователю предлагалось ответить на огромный список вопросов («легко ли вас вывести из себя в состоянии стресса? Есть ли у вас склонность критиковать окружающих?»), получив затем свой «профиль личности», а создатели приложения получали бесценные личные данные. Вместо ожидавшихся данных по дюжине однокурсников, создатели получили информацию по сотням, тысячам, а затем и миллионам людей. Два докторанта собрали тем самым крупнейший «урожай» данных в истории психологических исследований.
Далее тут: http://theins.ru/politika/38490

Алексей Кудрин: Ставка на госкомпании не сыграла

Экономической политике всегда не хватало смелых шагов. Но она формируется не только в экономическом блоке правительства. Всегда мы упирались в сопротивление отраслевиков, которые были сильнее в своих вотчинах и даже в нулевые годы не допускали в них дерегулирования и приватизации.
Сегодня все ждут, какие смелые предложения будут в той стратегии, которую готовит ЦСР. Пока сложно говорить: ее очертания появятся только в начале следующего года. Но могу точно сказать: среди пяти ключевых направлений будет конкуренция. Ее качество характеризует эффективность экономики.
Создание условий для конкуренции не сводится к антимонопольной политике. Очень важны базовые условия: уровень участия государства в экономике, насколько активно оно вмешивается в деятельность компаний, работа правоохранительных органов и судов. Все институты определяют качество конкуренции. Поэтому и складывается такое противоречие: ФАС в мировых рейтингах находится в первой двадцатке, а Россия как экономика и основные ее институты – за 40-м.
Один из главных вызовов – низкая производительность. С середины 2000-х темпы ее роста в России падают. Росла рабочая сила, росли инвестиции на 10–20%, а факторная производительность начала снижаться. Сейчас она растет примерно на 1%. Таких темпов недостаточно, чтобы российская экономика вышла на 4% роста в год. Что этому мешает? Недостаточная конкуренция, слабость рыночных механизмов и недостаточный фокус на повышение производительности и инновационности экономики.

Российское правительство тратит на инновации и НИОКР по отношению к ВВП больше, чем власти Японии, Великобритании, Канады. Но частный сектор тратит меньше, чем государство, а в этих странах – в 3 раза больше. То есть компании не верят, что повышение инновационности их продукции поможет победить в конкуренции. Не это определяет их судьбу, их доходы, их будущее. По-видимому, другие факторы они считают своими конкурентными преимуществами.
В концепции долгосрочного развития до 2020 г. были определены цели по инновациям. Их доля в продукции должна была вырасти с 9% в 2007 г. до 25%. Сейчас – около 11–12%, и, возможно, в последний год она чуть снизилась.
Где искать решения этих проблем? В выстраивании институтов, в улучшении инвестиционного климата, в развитии конкуренции. Только тогда удастся добиться замещения углеводородного экспорта несырьевым, предложить более качественные товары и услуги, быть конкурентоспособным в мире, в котором начинается промышленная революция 4.0.
ФАС указывает, что доля государства в экономике достигла 70%. Госкомпании и ставка на них в экономической политике не создали ту среду, которая бы обеспечила эффективность экономики. Нужно менять политику в отношении госсектора, реформировать госкомпании и госмонополии. Уйти от регулируемых цен во многих сферах. Уйти в ближайшие 10 лет из целого ряда секторов. Можно регулировать работу отдельных объектов инфраструктуры законом, но в целом это может делать частный сектор.
Один из главнейших вызовов – демография. Снижается трудоспособное население. К 2030 г. оно уменьшится на 10%. Это серьезный вызов для любой экономики. До сих пор этот процесс компенсировался притоком мигрантов. Но сейчас он уменьшился, и экономически активное население стало сокращаться. Значит, будет расти конкуренция за трудовые ресурсы, снова будет опережающий рост зарплат.
Еще одна проблема – структура бюджета, будь то федерального или регионального, – не соответствует современным требованиям по расходам на инфраструктуру, на образование. За последние 3–4 года регионы сократили вдвое вложения в инфраструктуру. Федеральный бюджет вроде держится. Это означает, что в какой-то момент снова возникнет дефицит инфраструктуры и будут проблемы с доступом к ней. Это уже сфера работы ФАС.
Базовые меры поддержки конкуренции лежат в области экономической политики. Антимонопольная политика – на втором уровне. И я хочу предупредить ФАС, чтобы она не увлекалась избыточным регулированием цен. Нужно создавать умный антитраст.
http://www.vedomosti.ru/economics/blogs/2016/12/07/668518-stavka-goskompanii