Category: экономика

Category was added automatically. Read all entries about "экономика".

НИКАКОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ НЕОБХОДИМОСТИ В ПОВЫШЕНИИ ПЕНСИОННОГО ВОЗРАСТА НЕТ

Простой ответ на вопрос о том, где сейчас взять деньги, причем это касается не только так называемой пенсионной реформы в том виде, который предлагает правительство, а всей экономической политики государства.

А) 15 миллионов россиян работают в «теневом» секторе экономики, не платят налоги и взносы в Пенсионный фонд. Вместо повышения пенсионного возраста, правительство должно найти способы вывести экономику из «серой» зоны и обеспечить поступление в бюджет всех налогов и взносов.

Б) С 2000 года доходы от нефти и газа принесли в бюджет страны 62 триллиона рублей. Но деньги растрачиваются впустую — на громкие мегапроекты и оружие. Нецелевые расходы министерств и госкорпораций в 2017 году составили 1,8 триллионов рублей. На реализацию госпрограммы вооружения потрачено 5 триллионов рублей, до 2025 года будет потрачено еще 19 триллионов. Нужно сокращать раздутые расходы и направлять деньги на повышение качества медицины и социальной защиты.

В) За последнее время Россия простила 160 миллиардов долларов долгов другим странам. 107 миллиардов рублей потрачено на содержание Абхазии и Южной Осетии. Пока уровень жизни внутри России остается низким, государство не имеет права финансировать чужие страны.

Г) Наша страна тратит 10 триллионов рублей в год на налоговые льготы крупному бизнесу. Необходимо прекратить отдавать доходы от продажи природных ресурсов узкой группе лиц, получающих в день больше, чем пенсионер за десять лет.

Д) Ежегодно бюджет России недополучает 300-400 миллиардов рублей дивидендов от государственных компаний. Надо заставить госкомпании платить дивиденды в Пенсионный фонд и решить таким образом проблему дефицита Пенсионного фонда.

Экономический рост, сокращение заведомо раздутых расходов, борьба с коррупцией — вот альтернатива повышению пенсионного возраста.

«ЯБЛОКО» — ПРОТИВ ПОВЫШЕНИЯ ПЕНСИОННОГО ВОЗРАСТА
promo 151151 january 20, 2014 12:38 37
Buy for 100 tokens
Как и обещал пишу про то как мэрия Самары решила пододвинуть алкопродавцов к образовательным учреждениям. Тем более, что Самарское обозрение уже опубликовало сегодня этот анонс))) Итак, 10 декабря 2013 года Глава Самары Д.И. Азаров подписал постановление N1760, регулирующее расстояние между…

Заявление Бюро партии ЯБЛОКО о повышении тарифов ЖКХ и НДС

Кстати, на заседании Бюро партии, на котором меня выдвинули в качестве кандидата в депутаты госдумы, было принято важное заявление.

«Повышение НДС, рост тарифов на ЖКУ
– непрофессиональная и беспомощная экономическая политика Путина и его Правительства»

Одновременно с законопроектом о предстоящем повышении пенсионного возраста российское Правительство внесло законопроект об увеличения ставки налога на добавленную стоимость (НДС) до 20 процентов, а Государственная Дума быстренько приняла его в первом чтении. Глава правительства Дмитрий Медведев объяснил данное решение тем, что бизнес должен нести «часть экономической нагрузки за повышение уровня жизни пенсионеров». Такое объяснение может иметь только два основания – либо некомпетентность, либо желание ввести общество в заблуждение. Налог на добавленную стоимость напрямую входит в цену товара и поэтому его повышение оплатит потребитель.
И поэтому повышение НДС скажется на уровне инфляции. Центробанк уже пересмотрел сделанные ранее прогнозы по инфляции на текущий год, увеличив до показателей 3,5-4 процента. Кроме того, специалисты регулятора прогнозируют в следующем году повышение инфляции до 4-4,5 процента.
В дополнение к росту цен на топливо, с 1 июля выросли на 4-6 % тарифы на услуги ЖКХ. Несмотря на неоднократные обещания, что рост тарифов ЖКХ будет ниже инфляции за прошлый год на 1 % (инфляция в в 2017 году была ниже 3 %, соответственно рост тарифов должен быть не выше 2 %), вместо повышения эффективности функционирования системы ЖКХ и снижения себестоимости ее услуг, Правительство санкционировало вдвое больший рост тарифов. Это тоже подстегнет инфляцию, которая, как известно, является налогом на бедных.
Такая экономическая политика Путина и его Правительства по оценкам экспертов приведет к увеличению вдвое уровня инфляции. Бизнес будет недоливать топливо на заправках, продавать товар весом 800 грамм по цене килограммового, замораживать зарплаты и всеми способами перекладывать налоговую нагрузку на потребителя, доходы которого не растут уже несколько лет
В долгосрочной перспективе повышение НДС и другие действия Правительства приведут к негативным последствиям. Увеличение налоговой нагрузки приведет к подавлению предпринимательской деятельности и снижению экономического роста. В результате налогооблагаемая база будет снижаться. В дальнейшем государство будет получать меньше налогов не только от НДС, но и в целом из-за снижения уровня предпринимательской активности.
Потребительской спрос может стать локомотивом роста экономики. Но в условиях стагнации экономики повышение налогов и тарифов приведет в долгосрочной перспективе к падению спроса и сваливанию экономики в кризис.
Правительство поступает как плохой хозяин, который режет курицу, несущую золотые яйца, чтобы заткнуть дыры, образовавшиеся в результате ничем не подкрепленных благих намерений Президента. Плохой бухгалтер побеждает экономистов и экономику.
Бюро РОДП «ЯБЛОКО» считает беспомощной и непрофессиональной экономическую политику Путина и его Правительства. Мы уверены, что для увеличения темпов экономического роста необходимо снижение налоговой нагрузки и ограничение аппетитов естественных монополий и нефтяников.

ОЦЕНКА ВЛИЯНИЯ КОНТРОЛЬНО-НАДЗОРНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ГОСУДАРСТВА НА ЭКОНОМИЧЕСКИЙ РОСТ

Институт проблем правоприменения провел предварительное исследование влияния плановых проверок на экономические показатели свыше 100 тыс. предприятий, наблюдаемых в течение трех лет. Это пилотное исследование было проведено на открытых данных из планов проверок предприятий, опубликованных на сайтах региональных прокуратур.
Полученные нами результаты позволяют сделать несколько предварительных выводов. Во-первых, существует устойчивая взаимосвязь между фактом проведения проверки и уменьшением прибыльности предприятия.
Во-вторых, качество данных, имеющихся в нашем распоряжении, не позволяет нам сделать какого-либо однозначного вывода о том, какое из проверяющих ведомств наиболее связано с этим уменьшением.
В-третьих, размер предприятия определяет то, насколько оно будет восприимчиво к негативным эффектам проверки: для крупных организаций эти эффекты будут меньше, чем для средних и малых предприятий.
Наконец, в абсолютных числах главным объектом проверок являются предприятия и организации, находящиеся на балансе у самого государства.

Полностью текст исследования тут: http://csr.ru/wp-content/uploads/2016/12/analit_paper_december2016.pdf

Алексей Кудрин: Ставка на госкомпании не сыграла

Экономической политике всегда не хватало смелых шагов. Но она формируется не только в экономическом блоке правительства. Всегда мы упирались в сопротивление отраслевиков, которые были сильнее в своих вотчинах и даже в нулевые годы не допускали в них дерегулирования и приватизации.
Сегодня все ждут, какие смелые предложения будут в той стратегии, которую готовит ЦСР. Пока сложно говорить: ее очертания появятся только в начале следующего года. Но могу точно сказать: среди пяти ключевых направлений будет конкуренция. Ее качество характеризует эффективность экономики.
Создание условий для конкуренции не сводится к антимонопольной политике. Очень важны базовые условия: уровень участия государства в экономике, насколько активно оно вмешивается в деятельность компаний, работа правоохранительных органов и судов. Все институты определяют качество конкуренции. Поэтому и складывается такое противоречие: ФАС в мировых рейтингах находится в первой двадцатке, а Россия как экономика и основные ее институты – за 40-м.
Один из главных вызовов – низкая производительность. С середины 2000-х темпы ее роста в России падают. Росла рабочая сила, росли инвестиции на 10–20%, а факторная производительность начала снижаться. Сейчас она растет примерно на 1%. Таких темпов недостаточно, чтобы российская экономика вышла на 4% роста в год. Что этому мешает? Недостаточная конкуренция, слабость рыночных механизмов и недостаточный фокус на повышение производительности и инновационности экономики.

Российское правительство тратит на инновации и НИОКР по отношению к ВВП больше, чем власти Японии, Великобритании, Канады. Но частный сектор тратит меньше, чем государство, а в этих странах – в 3 раза больше. То есть компании не верят, что повышение инновационности их продукции поможет победить в конкуренции. Не это определяет их судьбу, их доходы, их будущее. По-видимому, другие факторы они считают своими конкурентными преимуществами.
В концепции долгосрочного развития до 2020 г. были определены цели по инновациям. Их доля в продукции должна была вырасти с 9% в 2007 г. до 25%. Сейчас – около 11–12%, и, возможно, в последний год она чуть снизилась.
Где искать решения этих проблем? В выстраивании институтов, в улучшении инвестиционного климата, в развитии конкуренции. Только тогда удастся добиться замещения углеводородного экспорта несырьевым, предложить более качественные товары и услуги, быть конкурентоспособным в мире, в котором начинается промышленная революция 4.0.
ФАС указывает, что доля государства в экономике достигла 70%. Госкомпании и ставка на них в экономической политике не создали ту среду, которая бы обеспечила эффективность экономики. Нужно менять политику в отношении госсектора, реформировать госкомпании и госмонополии. Уйти от регулируемых цен во многих сферах. Уйти в ближайшие 10 лет из целого ряда секторов. Можно регулировать работу отдельных объектов инфраструктуры законом, но в целом это может делать частный сектор.
Один из главнейших вызовов – демография. Снижается трудоспособное население. К 2030 г. оно уменьшится на 10%. Это серьезный вызов для любой экономики. До сих пор этот процесс компенсировался притоком мигрантов. Но сейчас он уменьшился, и экономически активное население стало сокращаться. Значит, будет расти конкуренция за трудовые ресурсы, снова будет опережающий рост зарплат.
Еще одна проблема – структура бюджета, будь то федерального или регионального, – не соответствует современным требованиям по расходам на инфраструктуру, на образование. За последние 3–4 года регионы сократили вдвое вложения в инфраструктуру. Федеральный бюджет вроде держится. Это означает, что в какой-то момент снова возникнет дефицит инфраструктуры и будут проблемы с доступом к ней. Это уже сфера работы ФАС.
Базовые меры поддержки конкуренции лежат в области экономической политики. Антимонопольная политика – на втором уровне. И я хочу предупредить ФАС, чтобы она не увлекалась избыточным регулированием цен. Нужно создавать умный антитраст.
http://www.vedomosti.ru/economics/blogs/2016/12/07/668518-stavka-goskompanii

Доренко об экономистах-"патриотах"

Вообще еще со времен мочения Лужкова, Доренко для меня вообще ни разу не моральный авторитет.
Но сейчас разговор о сути: реформы если будут (а скорее будут, чем нет), то под контролем Кудрина, а не любителей национализировать всё и напечатать рублей.

ЗЫ: а вы кстати, кого бы из экономистов были бы рады увидеть в Самаре на семинарах Школы гражданских лидеров - Университета КГИ? ;-)

Оригинал взят у rasstriga в Кудрин, на месте стой. Экономисты-патриоты – кругом и строем к матери!
Я хочу поздравить всех экономистов-патриотов, всех глазьевцев, хазинцев, делягинцев, всех поздравить с тем, что они торжественно построившись идут к такой-то матери. Закончилась эпоха гаданий: как будет проходить реформа. Все абсолютно понятно. Первое - реформа будет. Второе – реформу будет проводить Алексей Леонидович Кудрин. Парень из гарнизонов, из военной семьи, который всех трахнет торжественно. Так что все эти сопли… Глазьев дальше будет декоративной камуфляжной дымовой завесой, все остальные тоже будут ходить, как индюки и раздувать свои щеки. А Кудрин будет делать реформу. Я всех и поздравляю.
Collapse )

Новый подарок россиянам от победителей выборов 18 сентября 2016 года

Правительство РФ предлагает повышать цены на услуги ЖКХ, электричество и газ по уровню прогнозной инфляции — на 4,9%, 4,4% и 4,1% в период с 2017 по 2019 год. Такие данные, как сообщает «Газета.Ru», содержатся в прогнозе социально-экономического развития Российской Федерации на 2017–2019 годы.

Повышение тарифов на газ, электроэнергию и услуги коммунального сектора (теплоснабжение, водоснабжение и водоотведение) в период с 2017 по 2019 годы планируется на уровне не выше прогнозной инфляции.

Так, рост цен на газ для населения в 2017 году будет почти в 1,5 раза стремительнее, чем предполагалось ранее. Незначительно (на 0,1 процентного пункта) по сравнению с майскими оценками увеличатся расходы россиян и на услуги жилищно-коммунального сектора.

Тепло, на которое приходится более трети от совокупного платежа россиян за услуги ЖКХ, будет дорожать быстрее в среднем на 1 процентный пункт в год: в 2017 году — 4,9% вместо ранее ожидаемых 4,1%, в 2018 году — 4,4% вместо 3,9%, в 2019 году — 4,1% вместо 3,7%.

В отличие от газа, рост тарифов на электроэнергию для населения, наоборот, будет более медленным, чем ожидалось ранее. Как указывается в документе, цены на электроэнергию также должны быть ограничены уровнем прогнозной инфляции.

https://www.znak.com/2016-09-22/pravitelstvo_rf_predlagaet_podnyat_naseleniyu_tarify_na_gaz_svet_i_zhkh

Программа партии ЯБЛОКО на выборах: Экономическое развитие, деловой климат и частная собственность

Политика, в том числе экономическая — это прежде всего вопрос о целях. Выбор целей определяет всё остальное. Если во главу угла ставятся реальный экономический рост и развитие общества, его постоянная модернизация, то в экономической политике приоритетами становятся:
- накопление всех видов капитала (производственные активы, в том числе нематериальные, финансовые ресурсы, человеческий капитал);
- благоприятное отношение к независимой, прежде всего частной, экономической инициативе;
- поддержка открытости экономической системы, позволяющей активно привлекать капитал извне;
- гарантии прав собственности и стабильность условий хозяйственной деятельности.

Мы считаем необходимым сделать именно такой выбор в пользу развития и роста.
Целями экономической политики должны стать защита прав собственности, создание экономики знаний, развитие человеческого капитала и поддержка массового предпринимательства.
Рост доходов и качества жизни людей, развитие экономики и передовых технологий возможны при выполнении ряда обязательных условий. Это устойчивость модели развития страны, ее способность быстро адаптироваться к кризисам, политическая предсказуемость. Эти условия дают возможность планировать и осуществлять долгосрочные вложения в экономику, не рассчитанные на быструю прибыль и ее последующий вывод за пределы страны.
Ключевой вопрос для такого горизонта планирования — уважение к частной собственности. Оно в России было подорвано событиями 1990-х годов, прежде всего — залоговыми аукционами, на которых были приватизированы многие крупные государственные предприятия. Криминальный характер прошедшей в те годы приватизации до сих пор вызывает у значительного числа граждан ощущение несправедливости, порождает недоверие и презрение к богатству, до сих пор позволяет коррумпированным чиновникам осуществлять рейдерские захваты или шантажировать бизнес переделом собственности при общественной поддержке со стороны немалой части граждан.
В такой ситуации крупный бизнес зачастую стремится к быстрому получению прибыли и её стремительному выводу из страны, избегает вкладывать средства в проекты с длительной окупаемостью, зависим от власти и коррумпирован вместе с ней, боится финансировать независимые СМИ, общественные организации, оппозиционные политические силы.
«ЯБЛОКО» считает важнейшей задачей восстановление доверия и общественной морали в экономических отношениях. Мы намерены установить в России надежные гарантии частной собственности и поэтому выступаем за меры, повышающие уважение общества к собственникам. С 2002 года мы предлагаем ввести одноразовый компенсационный налог (так называемый Windfall tax) на сверхкрупные доходы от приватизационных сделок, заключенные по итогам мошеннических залоговых аукционов. Страна получит существенные дополнительные финансовые средства, бизнес уверенность в неприкосновенности частной собственности, а общество в целом ощущение справедливости. Таким образом, будет, наконец, перевёрнута страница истории, которая по-прежнему препятствует взаимопониманию в российском народе и экономическому подъему страны.
Мы также выступаем за соблюдение прав миноритарных акционеров и многократное расширение круга людей, владеющих акциями крупных предприятий — для того, чтобы максимально возможное число граждан России почувствовали себя не только наемными работниками, но и совладельцами отечественного бизнеса, могли бы получить доход не только в виде заработной платы или процентов по банковским счетам, но и с помощью дивидендов от вложений в реальную экономику.
Наша партия также предлагает максимально упростить начало и ведение предпринимательской деятельности, облегчить налоговое бремя (особенно для микробизнеса — ИП и семейных предприятий). Нужно отменить все решения последних лет, которые приводили к сокращению числа индивидуальных предпринимателей, ужесточить ответственность должностных лиц за злонамеренное противодействие малому и среднему бизнесу, обеспечить право бизнеса на выкуп арендуемых муниципальных помещений и на создание народных рынков, совладельцами которых будут малые и средние сельскохозяйственные производители.
Налоги для граждан и бизнеса должны быть насколько возможно низкими, а сама налоговая политика понятной, стабильной и долгосрочной. Наша цель — создать условия для высокотехнологичных и наукоемких производств, стимулировать инвестиции в новейшие научно-технические направления и отрасли промышленности. Мы предлагаем поддержать реальную экономику — например, отменить НДС для предприятий машиностроения на 3 года.
«ЯБЛОКО» обеспечит качественное улучшение делового климата, защиту собственников и инвесторов от рейдерских захватов. С этой целью будет принят специальный пакет законов, обеспечивающий разделение власти и бизнеса, законность и прозрачность, переход государства в конкурентных сферах экономики от роли игрока к функции арбитра, обеспечивающего равенство условий и соблюдение правил. Путь к этому — запрет на сосредоточение всей власти в одном центре, разделение властных функций, образование системы сдержек и противовесов.
Создание правового государства и уход от сырьевой зависимости — магистральное направление для создания эффективной экономики в России.


Программа партии ЯБЛОКО на выборах в госдуму: Преамбула

Выборы в Государственную Думу 18 сентября — редкая возможность дать свою оценку работе парламента, президента и правительства.

Итоги их работы за последние пять лет мы с вами каждый день видим и ощущаем на себе.
В стране углубляется кризис. Нет стабильности. Не ясны перспективы. Экономика падает уже два года подряд. Она опасно зависит от торговли природными богатствами страны: за 1999 — 2014 годы доля газа, нефти и нефтепродуктов в экспорте выросла с 39% до 73%. Спад промышленного производства в прошлом году превысил 3%. Финансовые резервы стремительно тают.
80% россиян чувствуют экономические трудности на себе. Уровень жизни падает (на 20% за последние два года). Зарплаты, пенсии, социальные выплаты не поспевают за стремительным ростом цен. Число людей, живущих за чертой бедности, растет — сейчас это уже 20 миллионов человек.
На 15% выросла безработица. Инвестиции в экономику почти на нуле (менее 7 миллиардов долларов за 2015 год), деньги уходят из страны за рубеж (270 миллиардов долларов за 2013 — 2015 годы). Год от года сокращается доля расходов на образование и медицину, науку и культуру.
С начала работы нынешнего президента число школ в России сократилось на 24 тысячи — с 68 до 44 тысяч. Было закрыто свыше 5 тысяч больниц и 4,8 тысяч поликлиник, 10 тысяч библиотек. Количество книжных магазинов в России за два десятилетия уменьшилось в 8 раз.
Пенсионные накопления изымают третий год подряд. Индексации пенсий работающим пенсионерам в 2016 году не будет. Появился ряд новых сборов. Тарифы и налоги растут.
Внятного плана действий у государства нет. Власти ждут, когда кризис пройдет сам собой, как дождь. В телевизоре, с кремлевской и думской трибун предпочитают говорить о Сирии, Украине, Турции, Евросоюзе — лишь бы не о проблемах России. Правящая элита не хочет нести ответственность за страну.
У этого экономического кризиса — политические корни. Политика в последние годы буквально удушила экономику. Падение уровня жизни людей — результат ошибочного курса и низкой эффективности власти, разрыва между целями правящей элиты и настоящими, повседневными потребностями, интересами и мечтами людей. Государство в нашей стране потеряло из виду человека.
Остановить разрушение экономики и социальной сферы можно, только изменив внешнюю и внутреннюю политику государства. Партия «ЯБЛОКО» предлагает перейти от внешних авантюр к внутреннему развитию России, к обустройству нашей страны, к такому курсу, когда уважение к человеку, уровень и качество жизни людей становятся основным вопросом для парламента, президента и правительства.
Ответственность и здравый смысл в государственном управлении — это сейчас вопрос о будущем миллионов людей, о судьбе страны, о месте России в XXI веке.
В мире идёт глобальная смена уклада — экономического, финансового, технологического, общественного. Закладываются основы развития человечества на десятилетия вперёд.
Нельзя допустить, чтобы Россия отстала ещё на один технологический цикл, осталась экономикой нефти и газа, сырьевым придатком развитых стран, на обочине мирового экономического и социального развития.
Нынешнему руководству страны мировой прогресс не знаком и не близок. Им не понятны ни альтернативная энергетика, ни сланцевая революция, ни вопросы частного космоса, ни виртуальные валюты, ни биотехнологии — всё то новое, что появилось за последнее время. Стартовал очередной исторический виток конкурентной гонки за будущее, а руководство России оставляет нашу страну в стороне, потому что не готово к такому вызову и не способно на него ответить.
У «Яблока» есть сильный ответ на вызовы времени. Мы знаем, что уважая человека, опираясь на ум и талант миллионов граждан страны, создавая возможности для самореализации личности, для инициативы и свободного творчества в самых разных сферах, осваивая и обустраивая просторы нашей страны, мы выведем Россию в число мировых лидеров XXI века.
Сегодня ясно, что политическая и экономическая система исчерпала себя, зашла в тупик. Но мы — страна умных и талантливых людей. Надо лишь выбрать верную дорогу, поменять власть и политический курс — на парламентских выборах 18 сентября и на президентских 2018 года.
Мы объединились и идем на эти выборы, чтобы восстановить стабильность и предсказуемость жизни, вернуть стране путь развития и открыть перспективу для каждого человека.



В России установлен новый курс доллара

Примерно 1 к 12)))

"Минимальная цена билета на матч чемпионата мира по футболу 2018 года для граждан России составит 1280 рублей, а для болельщиков-иностранцев — 105 долларов США (6,7 тысячи рублей). Об этом сообщается на сайте Международной федерации футбола (ФИФА).

Чтобы посетить встречу-открытие, россиянам необходимо заплатить 3,2 тысячи рублей, иностранцам — 220 долларов (14 тысяч рублей). За финал — 7040 рублей и 455 долларов (29 тысяч рублей) соответственно.

Генеральный секретарь ФИФА Фатьма Самура отметила, что в организации хотели сделать цены на билеты справедливыми, чтобы они были доступны для как можно большего числа людей."



Интересно, что такое четвертая категория?
Это как верхняя боковая у туалета в плацкартном вагоне?
Я, вот, впрочем, однажды сиживал на последнем ряду на Парк де пренс и ничего, скажу я вам, вполне приличный обзор. Правда, сектор был центральный...

Тут ведь сейчас главная проблема в том, чтобы билеты эти не ушли перекупщикам и прочим централизованным перепродавцам, которые потом пакетами это впаривать начнут втридорога...

Евгений Гонтмахер о том, когда закончится кризис в России

Кризис, поразивший российскую экономику, стал самым тяжелым с начала века. Давно назревшая необходимость структурных преобразований наложилась на обвал цен на сырье, добавили трудностей и международные санкции. Доктор экономических наук Евгений Гонтмахер рассказал «Ленте.ру» о путях выхода из сложившегося положения.

«Лента.ру» Евгений Шлемович, всех беспокоит ситуация в экономике. На ваш взгляд, мы прошли пик кризиса, или черная полоса еще не начиналась?

Евгений Гонтмахер: Нет, мы, конечно, пик кризиса не прошли. Потому что надо мерить не только чистой статистикой. Допустим, в этом году, по оптимистическим прогнозам, может быть даже некий положительный рост. Был такой прогноз у Минэкономики. Хотя сейчас, глядя на цену на нефть, они начинают этот прогноз ухудшать. Ну, допустим, будет плюс один процент, полтора.

Но это не выход из кризиса. Дело не в цифрах, а в двух обстоятельствах. Первое: для того, чтобы выйти на путь устойчивого экономического развития, России нужно не менее пяти процентов темпов роста. Об этом говорили и Дмитрий Анатольевич Медведев, и Владимир Владимирович Путин.

Причем эти пять процентов должны быть достигнуты не за счет того, что нефть опять будет стоить 100 долларов, а за счет структурных реформ. Отсюда второе: России нужен другой тип экономики. Темпы роста около нуля — плюс один, плюс полтора — в ближайшие годы могут быть достигнуты за счет случайных факторов. Например, спустили на воду очередную подводную лодку. Это, конечно, плюс в наш ВВП, но это не тот вклад в экономику, о котором мы говорим. Хотя, может быть, эта лодка и нужна. Главная проблема, решение которой позволило бы нам выйти из кризиса, подняться со дна, — создание современной экономики XXI века. Но пока как-то особо не двигается.

Разговоры о структурной реформе экономики идут лет двадцать. Почему до сих пор наша экономика настолько зависима от цены на нефть? Почему всякий раз мы опускаемся в пучину кризиса, как только падает цена барреля?

Потому что экономика у нас архаичная. Она простая с точки зрения инвестирования. Вложились когда-то в нефть, газ, построили нефтепроводы, газопроводы — эффект быстрый, очевидный. И цены всегда были очень неплохие. Цены росли не только на нефть и газ, но и на другие наши сырьевые ресурсы.

И была некая успокоенность. Реформы — это всегда большие риски. Допустим, ты неправильно проводишь реформы и получаешь недовольство. Вспомним пример из моей сферы — монетизация льгот. Нужная реформа, но как она была исполнена? И денег потратили больше, чем планировали, и результата не добились. Так же и с пенсионной реформой, которую запустили в 2002 году. Сейчас мы видим, что кромсают нашу пенсионную систему каждый год. Главный эффект в чем должен быть? Чтобы получилась более-менее достойная пенсия.

А вместо этого — ощущение, что пенсии вообще не будет.

Да. У большинства ощущение, что никаких пенсий не будет. В условиях комфортных цен на нефть и газ вполне естественно людям, которые принимают решения, воздерживаться от каких-либо реформ. С надеждой на то, что так будет всегда — и сто лет, и двести, — при их жизни, во всяком случае.

Сейчас мы попали в сложную ситуацию. Цены на нефть упали. И все специалисты говорят, что вряд ли они будут расти до прежних высот. Ну, 50 долларов будет за баррель, 60. А денег особых уже через два-три года не будет ни в резервах бюджета, ни в самом бюджете, но реформы проводить теперь уже точно надо.

Греф очень неплохо в свое время сказал: «Реформы начнутся тогда, когда кончится нефть». Мы подошли к осознанию того, что низкие цены на нефть — на очень длинный период. А при этих ценах поддерживать все наши расходы, которые были заложены в бюджет, уже невозможно.

Многие реформы предполагают наличие денег. Что мешало правительству заняться реформой инфраструктуры в тучные годы, когда было на что строить?

Должен сказать, что вообще-то в инфраструктуру в последние лет 15 вкладывалось довольно большое количество денег. Если мы сравним ситуацию 2000 года и нынешнюю, то разница есть. И с точки зрения авиационного транспорта, и железнодорожного, строительства мостов, даже дорог…

То есть популярное критическое высказывание о том, что правительство ничего не делало 15 лет, в корне неверно?

Правительство много чего делало. И в инфраструктурном плане сдвиги есть — по крайней мере, до 2010 года были. Потом начался откат в другую сторону. В социальном плане тоже был достигнут прогресс: по сравнению с 2000 годом пенсии и зарплаты людей существенно увеличились. И вообще жизнь людей улучшилась — это факт, который трудно оспаривать. Проблема сейчас даже не в том, есть деньги или нет денег. Проблема — в эффективности их использования. Как показывает сопоставление с международными аналогами — в строительстве дорог, мостов, создании системы связи, — у нас тратится в разы больше на условную единицу, на километр, например.

С чем это связано?

Со многими причинами. Это и менеджмент, в котором мы отстали. Деньги к нам стали валиться, как принесенные ветром, что называется, а подстроить под это уровень государственного и корпоративного управления далеко не всегда удавалось.

Зато подстроили уровень потребления: яхты, особняки...

Да, деньги стали уходить на сверхпотребление того же менеджмента. Взять хотя бы пресловутые «золотые парашюты». И коррупция, конечно, ну о чем говорить! Воровство. Оно в инфраструктурной сфере запредельное. Надо помнить, что многие страны мира при строительстве инфраструктуры как раз проходили момент, когда у них появлялась мафия. Например, Италия. Это была классическая форма получения денег — строительство дорог. Мы, конечно, до мафии не доросли. Но деньги, которые легко приходят, так же легко тратятся, в том числе на собственные личные нужды, — к сожалению, это происходит до сих пор.

А сейчас ситуация такая, что на инфраструктуру денег особенных не направишь. Они ушли. За счет сверхвысоких цен на нефть и газ за последние лет 12-13 мы получили несколько триллионов долларов. Несколько триллионов долларов пришли в Россию! Часть из них была потрачена на строительство. В частности, на Олимпиаду. Все-таки многое было сделано в Сочи. Но часть, конечно, ушла не туда, куда нужно.

Пропорция какая? Сколько потрачено на дело, а сколько украдено?

Сложно сказать. Вы сами понимаете — какая тут может быть статистика? Я лично оцениваю так, что половина ушла на дело, а половина — не на дело. 50 на 50.

Это же огромные суммы!

Безусловно. При должном уровне менеджмента, при другом качестве управления, при действенных мерах по борьбе с коррупцией (а самая действенная мера — это уменьшение роли государства: чем меньше проходит денег через конкретных чиновников, тем меньше соблазнов) — при соблюдении этих условий можно было намного большего достичь. И встретить падение цены на нефть, которое от нас конечно, не зависит, в более подготовленном состоянии.

Вас устраивает качество управления, качество прогнозирования? Например, бюджет был сверстан из расчета стоимости барреля 50 долларов и курса доллара 63 рубля. Но корректно ли в принципе строить прогнозы и жизнь огромной экономики на факторах, на которые мы не влияем?

Это оборотная сторона того, о чем мы уже говорили: когда мы связаны с ценой на нефть уже совершенно намертво. Когда мы смотрим график: вот цена на нефть снижается — и курс рубля, соответственно, тоже снижается, вот курс доллара повышается…

Фактически это колониальная система?

Да, колониальная система. Я бывал в Венесуэле неоднократно, я наблюдал это там. Когда люди, просыпаясь утром, первое, что смотрят в новостях, — цену на нефть. Когда я туда попал впервые, у нас еще не было такой ситуации, как сейчас, и я был удивлен, честно говоря, и думал: не дай бог, чтобы у нас такое было. Но мы сейчас имеем почти то же самое.


И каково же, в таком случае, качество управления нашей экономикой?

Я бы сказал так: любая страна, которая хочет успешно развиваться, имеет некое видение будущего. Это видение — двух типов. Первое — некий образ желаемого завтра, которое неизвестно когда будет достигнуто, но люди, которые отвечают за страну, должны иметь в голове этот образ. Пусть даже идеалистический.

Может быть, не очень хорошая аналогия, но однажды мы объявили, что близки к построению коммунизма. Этого не произошло, понятно, но была заявлена идея. Всегда должна быть идея, которая объясняет, с кем мы, кто мы, какие ценности мы разделяем.

Второй образ будущего — это планы. Они вряд ли должны быть рассчитаны на пять или десять лет, потому что мир быстро меняется, но должно быть стратегическое планирование на два-три года. Еще недавно бюджет у нас так и планировался — на три года, но это отменили сейчас.

Мы помним не очень завидную судьбу программы Грефа, которая была написана по заказу Владимира Владимировича Путина, когда он готовился стать президентом. Она была неплохой. Но через десять лет подвели итоги, и оказалось, что только 30 процентов исполнено. А только тогда, когда исполнено процентов 70-80 из запланированного, наступает новое качество.

Мы помним попытку при Дмитрии Анатольевиче Медведеве как-то выстроить стратегию — и тоже не получилось, «Стратегия 2020» тоже легла в стол. Сейчас говорят про «Стратегию-2030». Видимо, надо планировать реформы по отдельным сферам, направлениям, и в совокупности это позволит нам создать программу развития страны. Но это очень сложная задача.

Постоянно говорят о том, что необходимо развивать малый бизнес, особенно сейчас. Какая судьба ожидает малый бизнес в этом году, и что должно делать правительство для развития этой сферы?

Ждать в 2016 году малому бизнесу нечего. Ничем порадовать, к сожалению, не могу. Помните, хорошее слово было придумано — «кошмарить». Бизнес кошмарят. Очень точный диагноз. Все эти решения об уменьшении числа проверок, о льготах — это все не работает под теми или иными предлогами, особенно в регионах.

Развитие малого бизнеса является неотъемлемой частью реформ, о которых мы говорим. Структурные реформы некоторые представляют так: давайте мы нефть и газ отставим в сторону и займемся чем-то другим (хотя это нужно — Россия от добычи нефти, газа и другого сырья никуда не денется еще очень много лет, просто нужна глубокая переработка сырья, нужна нефтегазохимия). На самом деле структурные реформы означают изменение роли малого бизнеса. Малый бизнес — это не только сервисная экономика: медицина, бытовые услуги, туризм. В развитых экономиках европейских стран, где малый бизнес занимает 50 и более процентов от ВВП, — это инновационные проекты, это производство комплектующих для крупных заводов.

Недавно посмотрел ролик о том, как собираются «Боинги» в США. Сотни тысяч деталей везутся изо всех стран мира — кстати, из России тоже. Вот место малого бизнеса в современной экономике.

Мне кажется, нужно сделать очень просто: отменить многие виды контроля, все эти пожарные, санэпиды и так далее. Оппоненты скажут: а если пожары будут случаться, а если людей пирожками будут травить? Для предотвращения этого существуют известные во всем мире страховые схемы: если ты что-то допустил в клинике, в кафе, то ты через суд ответишь по полной программе, с тебя страховщик взыщет. Поэтому полная свобода, не побоюсь этих слов, малого бизнеса. Регистрация в течение двух часов. Налогов никаких с малого бизнеса брать нельзя в первые два года. Я это сравниваю с НЭПом, который был в двадцатые годы. Другого варианта нет.

Может ли новый НЭП стать драйвером российской экономики в нынешних условиях?

Не только. Мы попали в ситуацию, когда недостаточно в одном месте подкрутить, чтобы все стало хорошо. К сожалению, ситуация намного хуже.

Есть проблемы с судебной системой. Помимо свободы хозяйствования бизнесу нужен беспристрастный нейтральный суд. Да, есть честные судьи, не будем всех обвинять огульно, но, к сожалению, судебная система пока не функционирует.


Нужно перестраивать работу правоохранительных органов. Дело не только в том, что они приходят с лишними проверками и вымогают деньги. Есть элементы сращивания силовых структур с бизнесом в регионах. Когда, допустим, патронируются фирмы, за которыми стоят родственники лиц, носящих погоны.

Очень важная проблема — коррупция как таковая. Малый бизнес готов ведь и налоги платить. Вопрос не в том, сколько ты платишь, а на что эти налоги идут. Если бы предприниматель был убежден в том, что налоги пойдут на развитие городской среды, на безопасность, на социальную сферу, — было бы намного больше доходов у бюджета. А пока люди повсеместно наблюдают коррупцию, они не очень охотно платят.

При цене барреля в тридцать долларов сколько будет стоить рубль? А при цене в двадцать?

Двадцать — это все-таки маловероятно. Скорее всего, нефть будет колебаться в диапазоне от 30 до 50 долларов за баррель. Если не будет никаких ЧП. Рубль будет стоить чуть больше, чем он стоит сейчас. Будет, может быть, до 80 рублей за доллар.


Двадцать — это уже алармистский вариант. Это обрушение валютного рынка, паника. Я очень боюсь паники, когда люди побегут забирать свои вклады в банках, хотя банки надежные, побегут менять свои рубли на очень дорогую валюту. Вот тогда может быть что угодно, тогда в обменниках можно будет встретить всякие экзотические курсы. Рубль будет слабеть, но, надеюсь, не радикально.

Мы вошли в новый раунд санкций: с 1 января действует эмбарго на поставку украинских товаров, вводятся ограничения на поставку турецкой продукции. Как это скажется на состоянии экономики, на ценах в магазинах?

Это вклад в инфляцию, безусловно. Насколько радикальный — посмотрим. Все-таки есть возможность замещения другими поставщиками. Но, конечно, это будут более дорогие продукты. Если к нам больше не будут поступать помидоры из Турции, мы будем покупать их в странах более дальних, и помидоры будут стоить дороже. Что касается украинских продуктов, то их почти не видно на нашем рынке. Объемы торговли с Украиной за последние годы снизились на десятки процентов в силу наших отношений. В экономическом плане мы почти не заметим каких-то изменений.

На ваш взгляд, санкции сработали как протекционистская мера? Произошло импортозамещение?

Нет, конечно, импортозамещения не произошло. Это подтверждается докладами российских официальных структур. Вышел доклад аналитического центра при правительстве, можно его почитать, он в свободном доступе, вышел аналитический доклад Центробанка, где сказано, что да — в некоторых отраслях по некоторым пунктам производство наших товаров увеличилось, произошло небольшое импортозамещение. Но кумулятивного эффекта, когда мы могли бы уверенно сказать: да, мы добились! — нет. И это невозможно. Если Россия является открытой экономикой — в открытой экономике используются другие термины. Дело не в импортозамещении, а в том, чтобы участвовать в мировых цепочках создания прибавочной стоимости.


Сейчас многие товары носят интернациональный характер. Формально на этикетке написано, что товар произведен в такой-то стране. Я вам говорил про «Боинг». Наш «Суперджет», который собирается в Комсомольске-на-Амуре в значительной части состоит из импортных частей, но это российский самолет. И это нормально. Мы должны более активно встраиваться в эти цепочки, это и будет импортозамещением. Вместо того чтобы покупать высокотехнологичную продукцию, мы будем сами ее производить, удовлетворяя и наш рынок, и продавая ее за границу.

Но может ли Россия оставаться открытой экономикой, если против нас введены санкции, главные из которых — отказ в доступе на международный финансовый рынок? В этом есть противоречие: открытая экономика — и под санкциями.

Санкции как были введены, так могут быть и отменены. Я надеюсь, они не навсегда. Это не кубинский пример, когда санкции действовали 60 лет. Экономика берет свое. Если мы хотим сохранить открытый характер экономики, если мы хотим обеспечить нашим людям комфортное существование, нам деваться некуда. Нам все равно надо выходить на новые балансы в отношениях с Европой, с США, с другими странами мира. Я не могу дать тут прогноз, потому что переговорами занимаются дипломаты, лидеры стран, но я не исключаю, что через год-два, а может быть, даже раньше, мы вдруг увидим, что санкций-то и нет. А экономические проблемы остались. Если взять весь наш экономический негатив за 100 процентов — поверьте мне, влияние санкций очень небольшое, процентов 15-20. Да, и цена на нефть упала — важный фактор, безусловно. Но тоже не главный. Главное — это то, что наша экономическая модель себя изжила. И поэтому все вопросы к нам, а не к нефти и не к санкциям. Надо самим прилагать больше усилий, тогда у нас будет и открытая экономика, и процветающее общество.


В России, значит, невозможна мобилизационная модель с опорой на собственные силы — по принципу чучхе? Россия может развиваться только как часть мировой экономики?

Конечно. Потому что если мы посмотрим на остальной мир — а есть модели, альтернативные нахождению в европейском экономическом, политическом пространстве, пространстве безопасности? Северная Корея? Мне бы не хотелось так жить, честно говоря.

Аналогично.

У России — другой путь. Мы слишком большая страна. У нас население другое, которое все понимает. Здравый смысл все-таки у нас есть. Вот Путин недавно сказал про здравый смысл на пресс-конференции. Ключевые слова. Здравый смысл должен как-то оформиться, превратиться в действия. Надеюсь, это произойдет.

Посмотрите на другие страны, похожие на нас по уровню экономического развития. Или даже на Китай. Медленно, но верно Китай идет в сторону открытой, высокотехнологичной экономики, подстраивает себя под общие принципы жизни. Китай может идти медленно — и 30, и 50 лет, но он идет в эту сторону. А нам-то куда деваться? Мы ничего нового не изобретем. Времена, когда была капиталистическая система и социалистическая, прошли навсегда. Мы должны с учетом нашей специфики и интересов встраиваться в общемировые процессы.

Вообще, мы за эти 20 с лишним лет российской независимости после развала СССР много чего сделали для нашей интеграции в мир. Не только с точки зрения экономики, но даже наших мозгов. И сейчас людям сказать: нет, давайте это все перечеркнем, давайте возвратимся — куда? В Советский Союз? Вряд ли даже пожилые люди согласятся, не говоря уже о молодых, которые понимают, чем хороши те ценности, которые у нас есть, — хотя бы потребительские ценности. Поэтому мы обречены быть как все. И ничего страшного в этом нет.

Как вести себя в нынешней экономической ситуации отдельным экономическим единицам? Какую стратегию избрать домохозяйствам и каждому лично?

Ответ на этот вопрос очень тяжелый. Потому что все семьи разные, у каждого своя ситуация — и финансовая, и житейская. Сложно дать универсальный рецепт.

Но могу сказать, что сейчас самое важное: вкладываться в здоровье и образование, свое и детей. Если структурные реформы когда-то начнутся, понадобятся совершенно другие компетенции, которых сейчас у людей нет. Помните 90-е годы, когда инженеры становились челноками? Это было плохо, это было по-варварски. Но давайте будем готовы к тому, что люди будут перемещаться по рынку труда, между регионами, будут идти за другой работой. Для этого нужны другие профессиональные качества и крепкое здоровье.

Через сколько-то лет придут инвесторы — наши или иностранные — и скажут: мы готовы вкладывать. Но кто работать-то будет, если люди будут больные, необразованные, депрессивные? Надо заботиться о себе во что бы то ни стало. Это сейчас самая главная задача: быть в форме, потому что ты отвечаешь за себя, за свою семью. Иначе не выживем.
https://komitetgi.ru/publications/2677/